Ольга Штейн о книге Томаша Кизны «ГУЛАГ: Жизнь и смерть в советских концлагерях»

Также в рубрике Эссе:

Ольга Штейн о книге Томаша Кизны «ГУЛАГ: Жизнь и смерть в советских концлагерях»
Ольга Штейн о книге Томаша Кизны "ГУЛАГ: Жизнь и смерть в советских концлагерях"

ГУЛАГ: Жизнь и смерть в советских концлагерях
Автор: Томаш Кизны
Издательство: Firefly Books (Онтарио, Канада)
Твердый переплет; 496 страниц

Написать краткий обзор этой книги кажется мне почти что грехом, если учесть масштабы человеческой трагедии, которая скрупулезно задокументирована в этом сборнике из более чем 500 фотографий. Норман Дэвис написал серьезное и трогательное предисловие, в котором попытался объяснить, почему многое в такой человеческой катастрофе, как гибель миллионов людей, осталось незамеченным. Симпатии многих европейских и североамериканских интеллектуалов к коммунистическим идеям — одна из самых печальных причин этого явления. Но в основном это отсутствие исторической осведомленности объясняется тем фактом, что еще при жизни Сталина были разработаны способы держать всю информацию о лагерях (которые покрывали одну десятую всей территории бывшего Советского Союза) в строжайшем секрете. Дэвис уточняет: «Систематизированные подробные описания и статистические данные не были известны до эпохи Хрущева, когда самые ужасные злодеяния режима, включая широкое использование рабского труда, были прекращены». Но и после этого «советологи последовательно отрицали как масштабы, так и кровавый характер советских политических репрессий».

Система лагерей ГУЛАГ впервые была создана на Соловецких островах в 1923 году, и вскоре распространилась на Беломорье, Карелию, Урал и Кольский полуостров. По мере роста числа заключенных они все в большей мере становились «стратегической рабочей силой». Беломорканал был первой «большой стройкой». 80 000 заключенных ГУЛАГа, мужчин и женщин, молодых и старых, используя только лопаты, кирки, топоры и тачки, в течение 20 убийственных месяцев были заняты на строительстве 180-километрового канала, соединяющего Онежское озеро с Белым морем. Этот плохо продуманный и в конечном счете не имеющий большого стратегического и экономического значения проект предшествовал еще более катастрофическому проекту — строительству Трансарктической железной дороги, которая стала известна как «Дорога смерти». По прихоти Сталина, по весьма приблизительным и не проработанным планам, строительство году было начато в 1947 г. Сталин планировал морской порт в устье реки Енисей. Необходимо было железнодорожное сообщение с новым морским портом, поэтому Сталин приказал построить железную дорогу, чтобы соединить Салехард и Игарку. В очередной раз, используя самые примитивные инструменты, 70 000 заключенных (новоприбывшие постоянно заменяли мертвых) трудились в нечеловеческих условиях: истощенные от недоедания и 12-часовых ежедневных рабочих смен, одетые в лохмотья при морозе до минус 65 градусов по Цельсию.

В результате из 900 км построенных железных дорог использовался только 190-километровый участок. Сотни тысяч человек погибли на этой стройке.

Не менее ужасными были условия и в колымских лагерях (горная гряда Бугугычаг). Основанные в 1932 году для разработки месторождений золота в верховьях и центральной части реки Колымы, они входили в состав крупнейшей системы лагерей в СССР.
Следующая по величине сеть лагерей находилась в Воркуте, расположенной в 160 км за полярным кругом. Там, у подножия арктических Уральских гор, 15 угольных шахт были окружены 150 лагерями, в которых постоянно, с 1931 по 1956 год, содержалось одновременно около 50 000 заключенных. Во всех лагерях была чудовищная смертность от холода, голода и издевательств над заключенными.

Кто попадал в лагеря? Сперва это были военнослужащие царской армии, духовенство, зажиточные крестьяне. Вскоре за ними последовала интеллигенция — писатели, художники и ученые. После Второй мировой войны произошел массовый приток националистов, то есть тех, кто боролся с советским вторжением в свои страны: мужчин и женщин из Украины, Прибалтики, Польши, а также венгров, румын, чехов, немцев и японцев. Особенно трагично, что в лагерях оказались и те, кто героически сражался с гитлеровцами — советские военнопленные, обвиненные в «измене родине».

Гигантская разветвленная сеть покрывала всю Советскую Россию. Эта репрессивная машина работала безостановочно, вынося миллионы приговоров. Во время Большого Террора (1937-1938 гг.) эта система поглотила и тех, кто сам ее создавал: вся верхушка страшного НКВД была расстреляна или отправлена на смерть в трудовые лагеря.

Эти фотографии напоминают нам о бессчетном количестве человеческих жизней, загубленных коммунистическим экспериментом и диктатором-психопатом. Фотографии и свидетельства выживших дают нам ужасную, но при этом всё ещё неполную картину. На земле существует множество видов ада. Чтобы полностью осознать весь этот ужас, надо ощутить его на себе.

Данная книга призвана заполнить пробелы в нашем понимании сталинской и коммунистической России. «ГУЛАГ: жизнь и смерть в советских концлагерях» — очень важный документ.

Перевод с английского Ирины Акс

Об Авторе:

Olga Stein
Ольга Штейн
Торонто, Канада

Ольгa Штейн, доктор философии по английскому языку и литературе, преподаёт письменность, коммуникацию, современную и новейшую канадскую и американскую литературу в университете. Ее исследования посвящены социологии литературы. Ольга Штейн работала главным редактором журнала литературных рецензий Книги в Канаде. Журнал Books in Canada ( booksincanada.com ) опубликовал около 150 рецензий, 60 редакционных статей Ольги, а также многочисленные интервью с писателями. Ольга Штейн — редактор мемуаров Игра под прицелом: Рассказ спортсмена о выживании в Чили 1970-х годов Эрнана Э. Хуманьи; помимо того, она редактор раздела нон-фикшн в WordCity Literary Journal (многожанровый, интернациональный литературный онлайн-журнал wordcitylit.ca), в котором публикуются её статьи.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Olga Stein Ольга Штейн
Книжная полка
Виктор Енютин

Сборник стихов Виктора Енютина, русского поэта и прозаика, проживающего в Сиэтле. Енютин эмигрировал из СССР в 1975. Издательство «Кубик» (Сан Франциско, 1983).

 

Анна Крушельницкая

В этом сборнике эссе автор из России и США пишет о советском и постсоветском: сакральном, обыденном, мало обсуждаемом и часто упускаемом из виду. Какими были советские школьные танцы? Ходили ли советские люди в церковь? Слушали ли Донну Саммер? И как вообще можно завивать волосы горячей вилкой?

Видеоматериалы
Проигрывать видео
Poetry Reading in Honor of Brodsky’s 81st Birthday
Продолжительность: 1:35:40
Проигрывать видео
The Café Review Poetry Reading in Russian and in English
Продолжительность: 2:16:23