Ретрит. Владимир Жбанков

Также в рубрике Проза:

treesandbushes
Исаак Левитан. Деревья и кусты (фрагмент), 1885
Ретрит. Владимир Жбанков

ОЧЕРК ИЗ БУДУЩЕЙ КНИГИ О ЖИЗНИ В КИЕВЕ И ОКРЕСТНОСТЯХ В 2022 ГОДУ

1

Во время наше странное, незнакомое, взять и просто так отдохнуть — стыдно. Нужно же делать что-то, соответствовать происходящему. Однако естественные желания и, что важнее, возможности соблазняют отвернуться ото всего, обратить взор внутрь и как-то если не поговорить с собой, так хотя бы послушать. Для подобных потуг человечество придумало прекрасный компромисс: «ретрит». Ты вроде как не отдыхать едешь, а работать над собой. Вот и я решил попробовать. Откровенно говоря, меня соблазнило одно условие: во время всего мероприятия надо молчать. Или, как выражаются организаторы, «уйти в молчание». Интернета нет, разговаривать нельзя, с утра до ночи духовные практики. Последнее несколько смущало, но — молчание! За это и правда стоит заплатить. И это же не отдых, а, если так можно выразиться, образовательное мероприятие. Мероприятие проходило под славным городом Ржищев. Организаторы не обманули. Связи нет, занятия с раннего утра и до ночи. Медитации, беседы с собственными потрошками и будущими останками, стояние и лежание на гвоздях. Лежание я проспал, а вот при стоянии… В ходе этой процедуры предполагалось невероятное расслабление тела, ума, души и прочих тонких сущностей — а у меня так свело ногу, что еще пару недель после я носил свою хромоту в качестве духовного диплома. Семинар, назовем это так, был не очень долгим. Две ночи, два с половиной дня. В первый вечер по традиции всех обносили деревянной миской с записками от предшественников. Нужно взять случайную бумажку и прочесть предсказание или совет от одухотворившихся. Мне достался совет сходить в лес. Мол, он волшебный. После гвоздей нога болела так, что хотелось выть на луну, перекинуться оборотнем и загрызть овцу (стол на мероприятии был исключительно вегетарианский). Кое-как подремав, проснулся в пять утра. Мелкий дождик, тепло, связи нет, надежд нет. Даже на сон. Делать совершенно нечего. Пора идти в лес. Не пошел, а повлекся. Лес и правда оказался интересный. Никаких елок-березок. Грабы, буки, что-то еще из разряда элитной мебели. Организаторы говорили, что лес непростой, надо запоминать дорогу. И тут не обманули. В подлеске выломал себе палку из сушняка, или, как мне мнилось: «посох». И пошел по мокрой, склизкой дороге вверх. Целью моей был Днепр. Бабушка говорила, что в дождь купаться теплее всего. А горячей воды в нашей садыбе не было, ну или не нашел. Думаю, дойду, искупаюсь да и приступлю к духовным практикам с относительно чистыми телом и душой. Лесная дорога плавно превратилась в тропинку. Это было приятно, учитывая подъем, стало существенно менее скользко. Разнообразная биота: неведомые растения, слизняки, птички, что-то шуршащее, беспокоящее кусты развлекали и отвлекали от руин внутреннего мира и отчаяния. Вскоре вышел на вершину холма. Поляна, но не поляна. Кладбище. Маленькое, как школьный класс. Могил тридцать. Вот же, подумал, не лень было тащить и зимой, и летом на холм гробы. Походил, посмотрел, и правда — и зимой, и летом. Много табличек сохранилось. Старое кладбище. Заброшенное. Но тут понял, что не такое уж старое. Даты смерти — начало двухтысячных. Просто заросло все. Да и сам не новый, тоже зарос. Посидел, покурил, побеседовал с наиболее симпатичными могилами, да и пора. До Днепра оказалось метров сто пятьдесят. Сразу за вершиной холма нашелся берег. Искупаться явно не судьба. Обрыв, метров семьдесят или больше. Красиво, а спуститься не получится. Дождик, все склизкое, аж блестит. Что поделать. Остается вновь покурить, задумчиво глядя на течение большой воды, да и пойти обратно. Дождь все каплет, то чуть сильнее, то почти перестает. Спасибо, что дождевик не забыл. Под ним немножко прело, но уютно. Закурив, я обернулся, надеясь найти какое-нибудь бревно, пенек или кочку, чтобы присесть. И земля стала уходить из-под ног. Совершенно буквально. Размокший берег стал обваливаться, шурша. Без мыслей, даже без удивления, я протянул посох и зацепился им за тонкое дерево. Земля потеряла свои обычные свойства твердой почвы. Ноги довольно сильно и настойчиво тянуло вниз. Мокрые руки скользили по необработанной палке, однако сучки больно, но эффективно останавливали мое падение. Мне кажется, все заняло не более чем вдох и выдох. Я повис, карабкаться вверх очень не хотелось. Отнимешь руку — сползешь вниз. Начнешь трепыхаться — палка держится на дереве одним сучком, она не выдержит. Повисел так какое-то время. Это не сон, проснуться не получится, что-то делать нужно, хоть и очень неприятно, что так случилось. Мелкими и, насколько получалось, плавными движениями я стал подтягивать себя по посоху вверх. Опять же больно, но альтернатива — свалиться в кучу грязи где-то внизу — мне не нравилась. Самой кучи я не видел, дождевик заслонял обзор, но и крутить головой как-то не хотелось. Уж очень непрочной была моя опора. Довольно долго так мучился, но таки достиг дерева. Выбрался и посмотрел наконец-то вниз. В целом все верно решил. Высоко. Даже если бы и выжил при падении, шансов нет. Вода рядом. Скорее всего, оказался б в реке и тушкой доплыл бы до ближайшего шлюза, сгинув на радость многим.

2

После чудесного спасения сил оставалось немного. Как-то доковылял до кладбища, присел прямо на могилке. Рассказал о своих бедах покойнице. Фотография на кресте выцвела, но мне показалось, что она смотрела на меня сочувственно и чем могла поддерживала мои и без того пошатнувшиеся устои. Повлекся дальше. Надо вернуться к ретриту, ополоснуться хоть как-то. Переодеваться не во что, грязь счистить не получится, хотя бы размажу, не так заметно будет. Конечно, обратной дороги я не нашел. Вышел в поле. Его я точно не проходил. Развиднелось, стало припекать. Красота. С одной стороны поле подсолнухов, с другой — хмеля. Посреди всего этого я, с посохом, весь в подсыхающей грязи. Так и пошел потихоньку. Сигареты заканчиваются, направление я уже потерял. Надо выйти к жилью, там разберемся. Так довольно долго я хромал и обозревал удивительные красоты, виды, облака и мокрую дорогу под ногами. И пришел в город Ржищев. Город Ржищев славен не только историей, но и боеготовностью. Документов у меня с собой нет, выгляжу как лесное чудище, пришедшее то ли на покаяние, то ли взыскующее младенцев для пожирания. Многие бдительные граждане и сотрудники оборонительных служб спросили меня: откуда взялся такой красивый, что нужно и не пора ли мне на подвал. Отвечал я просто. Примерно как классик: «Я ежик, я упал в реку…» Мол, заблудился, позвоните моему духовному гуру, он объяснит. Многие действительно звонили, никто плохого слова не сказал. Гуру был занят. Стоял на гвоздях с учениками. Так я и мыкался по городу, страшный, уставший, пекло неимоверно, а дождевик снять не получалось — прилип. Человек-парник. Добрые люди приносили мне стакан воды. Предлагали кров и хлеб. Но цель моя была — вернуться. Сегодня воскресенье, ретрит заканчивается вечером. Нужно успеть на трансфер до дома. Не то чтобы у меня были там какие-то очень важные вещи, но очень хотелось завершить квест, как планировалось. Планы — это не моя сильная сторона, но все же. Так и бродил я, неприкаянный, пока не выбрел на церковь. Вышел я в начале шестого утра, а теперь уже после полудня. Там заканчивалась служба. Я присел на лавку в сенях. Это было прекрасно. Лавками города оборудованы плохо и редко. А если и найдется лавочка — она уже занята. В мероприятии участвовали: священник, примерно пять прихожанок и помощница священника. По завершении они вышли в сени, и я рассказал о том, что я ежик. Священник распорядился подать всем по рюмке святой воды. Я выпил и не задымился. Прочие поступили так же. После этого появилась возможность диалога. Прошел, так сказать, верификацию. Священник оказался моим ровесником, в резиновых тапках, строгость его шла лишь от должности. Так-то он походил на молодого Сарумана, еще не поседевшего. Зазвал на чай. Оказалось, что тут целый монастырь, которым он заведует. Малонаселенный, но много плодово-ягодных культур произрастает. Попили чайку, в процессе мой священник дозванивался до моего гуру. Гуру мой учился в Индии, посещал много святых мест и людей. Теперь ставит обычных людей на гвозди. В перерыве видит много пропущенных звонков от жителей города Ржищев. И входящий звонок: «Архимандрит Тихон». И соответствующую аватарку. Архимандрит в силах.

— Заберите свою блудную душу, — повелевает Тихон моему гуру.

3

Так еще часок попили чайку, поговорили. Нашлось много общего, интересного. Ко мне прислали такси, и, пока ехал, понял. Действительно далеко ушел. Часа полтора ехали по знакомым полям с хмелем и подсолнухами. Вернувшись, рассказал эту историю. Я все еще был в некотором кураже и позвонил Тихону. Он записал голосовуху:

— Истинная правда.

 

Об Авторе:

Владимир Жбанков
фото: Лиза Жбанкова
Владимир Жбанков
Киев, Украина

Владимир Жбанков родился в 1985 году в Москве, с 2015 года живет в Киеве. Автор двух сборников стихотворений: «Третья азбука» и «Спичка» (Киев, Лаурус: 2019, 2022). Тексты опубликованы в изданиях «Пролог», «Знамя», «ШО», «Интерпоэзия», «Полутона» и др. В 2022 году отказался от эвакуации. Работал волонтером при обороне Киева. Позже — координатор проекта по поиску и помощи украинским военнопленным «Пошук.Полон».

 

Vladimir Zhbankov Владимир Жбанков
Книжная полка
Ян Пробштейн

Новый сборник стихов Яна Пробштейна.

Илья Перельмутер (редактор)

Международный электронный журнал русской поэзии в переводах. В каждом номере публикуются поэтические тексты на иностранных языках.

 

Илья Эренбург

Подборка поэзии Эренбурга, впервые изданная на английском языке. Переводы Анны Крушельницкой.

William Conelly

Сборник детских стихов.
«West of Boston» —  стихи для детей с очаровательными иллюстрациями художницы Нади Косман. Стихи для детей написаны поэтом Уильямом Конелли. На английском.

Мария Галина

Седьмой сборник стихов Марии Галиной, завершенный ровно за день до начала российского вторжения в Украину. Двуязычное издание; переводы Анны Хальберштадт и Эйнсли Морс.

Александр Кабанов

Первый двуязычный сборник стихов Александра Кабанова, одного из крупнейших поэтов Украины, предоставляет читателю возможность ознакомиться со стихами, предсказывавшими — а ныне и констатирующими — российскую агрессию против Украины.

Видеоматериалы
Проигрывать видео
Poetry Reading in Honor of Brodsky’s 81st Birthday
Продолжительность: 1:35:40
Проигрывать видео
The Café Review Poetry Reading in Russian and in English
Продолжительность: 2:16:23