Геннадий Кацов. Перевел Лоренс Богослав

Также в рубрике Мир:

121212 owd of European looking refugees with children and old people, families, walking
Геннадий Кацов. Перевел Лоренс Богослав

 
попугай, из покинутых в доме, не знал о войне,
он бродил по квартире, сидел, пригорюнясь, на полке,
громко цокал и пел нараспев о неверной жене,
и томился, дурак, представляясь со щёлканьем: «попка!»

он сжимал в кулачок свою лапку и, взбив хохолок,
«есть давай!» повторял то сопрано, а то баритоном, —
комментируя («умница!», либо язвительно «лох!»),
если кратко цитировал из «государства» платона

он кричал «караул!», мог и по-украински «привiт!»,
имитацией славя любимых соседских мальчишек:
час на час походил, из окна тот же мартовский вид…
день за днём становилось в квартире всё тише и тише

кто-то скажет: опомнись, какой попугай, ты о чём?!
столько мёртвых в домах и на улицах мёртвых прохожих,
столько раненых и покалеченных всюду, о боже!
о каком попугае? а беженцев ты не учёл?!
это – сущая правда, но всё же, но всё же, но всё же
 
Перевод
 
a lone parrot roams through his apartment with nothing to do,
knowing nothing about the invasion, he sulks on a shelf
as he clicks his beak, warbles a song of a wife who’s untrue,
and chirps “polly!” to beat the band, vainly announcing himself

with one talon curled into a small fist, he fluffs his crest up
and chants “feed me!” in octaves from baritone up to soprano;
he makes comments galore (trilling “good boy!” or squawking “you chump!”)
in response to himself quoting plato’s republic at random

he shrieks “help!” – and for good measure, tries out ukrainian “pri-veet!”*
in homage to the neighbor boys who always greeted him smiling;
hour by hour, the window still shows the same view of the street…
day by day, march drags on – the apartment grows more and more silent

people might say, “a parrot?! get over it – don’t be absurd!
we’ve got so many corpses in buildings and out in the road,
there’s so many folks wounded and crippled, wherever you go!
there are millions of refugees, and you’re hung up on some bird?!”
and god knows they’re right… yet even so, even so, even so
 
* * *
 
неизвестному жителю Бучи,
убитому российскими освободителями

человек налегке выезжает куда-нибудь днём,
у него в голове масса дел, оттого свой маршрут;
не пристегнут он к велосипеду обычно ремнём,
и не знает, что, может, за это его убьют

держит руль, он не пьян и не глух, но привычно нем,
а вокруг, по дороге к сельпо, вроде тишь да гладь,
да по правилам строгим на нём безопасности шлем,
так что вряд ли за это будут в него стрелять

он педали вращает и песню под нос свистит,
вспоминает, как ездил, бывало, здесь до войны,
он слагает случайные мысли, возможно, в стих,
но ведь точно за это убить не должны

ждут его, ха-ха-ха, одиссея!, с детьми жена
или после поездки – на кухне с обедом мать:
«понимаю, – успел он подумать, – идёт война,
но зачем без причин на людей наставлять автомат?»

блик от солнца сорвался со спицы, ударив в зрачок,
после выстрела вмиг отказали, вот чёрт!, тормоза –
видно, что-то такое нарушил, всего не учёл,
оттого и прицельным огнём получил по мозгам…

блатари называют «подснежником» спрятанный труп
под наваленным снегом: закончился в марте мороз
и в апреле, едва потеплело, взошли поутру
на припёках они в окружении мух и стрекоз
 
Перевод
 
to an unknown resident of Bucha
who was killed by Russian liberators

there’s a guy who goes out for a ride on his bike one fine day,
and he’s mapped out a route for the plans that he wants to fulfill;
he’s not usually wearing a safety belt strapped to the frame,
and he has no idea that this oversight could get him killed

on his way to the store, it’s so quiet you’d hear a pin drop,
he grips tight on the bars – he’s not deaf, but he tends to keep mute,
plus he’s wearing a helmet by law, so he shouldn’t get stopped,
much less caught in somebody’s crosshairs as a target to shoot

As he pedals, he hums a song under his breath, keeping time,
he remembers riding around here before there was war,
and he runs random thoughts through his head, maybe making them rhyme,
but he shouldn’t be killed for such things, that’s for sure

like odysseus (haha), he’s got somebody waiting at home –
like a wife and kids… maybe his mom has cooked up a big meal;
for a moment he thinks, “look, i know there’s a war going on,
but why point a machine gun at people? that can’t be for real!”

now a ray of sun glints off a spoke, strikes him straight in the eye,
and right after the shot, something gives out – oh crap, it’s the brakes!
this must mean he broke some regulation, he didn’t comply,
and that’s why he got targeted fire blown into his brains…

In the lingo of crooks, the word “snowdrops” means dead bodies dumped
under drifts in the winter: late march was the last frost we had
and in april, as soon as it started to thaw, they sprung up
in the sun-spattered ditches with dragonflies circling their heads
 
* * *
 
ужасный век: повсюду зона риска,
где каждый мёртвый стих лежит, как камень;
похоже, время авелю записку
послать, чтоб он узнал, чем страшен каин

пора, похоже, собирать всем камни:
безухову в нелепой шляпе белой,
трём сёстрам, не продавшим сад покаместь,
онегину, не занятому делом

лет через двадцать, если будем живы,
какой-то хлопец скажет, между прочим:
«я помню дом, мы в нём когда-то жили,
бил русский танк в него, прицельно точный»

не жуткий хоррор, не кошмарный сон на
хэллоуин – реальность, факт, не больше:
«ИЗ ОККУПИРОВАННОГО ХЕРСОНА
СЕМЬЯ ЭВАКУИРОВАЛАСЬ В ПОЛЬШУ»

пока веду слова к концу строки, я
гляжу, как набухают кровью карты:
сегодня русские прорвались в киев!
сегодня русские бомбили харьков!

и не представить, как идут с повинной
на свете том, где свет сегодня резкий,
встречать детей погибших с украины
толстой и пушкин, чехов с достоевским
 
Перевод
 
an age of horror: danger zones and rubble,
where each dead line of verse lies like a stone.
somebody should have sent a note to abel
to tell him what the wrath of cain had sown.

let’s gather stones for all those storied souls:
bezukhov in his laughable white hat,
three sisters with their orchard still not sold,
onegin, who just can’t clean up his act

in twenty years or so, if we’re alive,
we’ll hear some young guy suddenly remember:
“there was a house once where we used to live,
a russian tank shell blasted it, dead center”

it’s not a horror film or nightmare on
halloween – this is actual life unfolding:
FAMILY RUNS FROM OCCUPIED KHERSÓN,
EVADES ARTILLERY FIRE, FLEES TO POLAND

i write these lines and stare in disbelief
as maps swell up with blood, the news grows darker:
today the russian troops advanced on kiev!
today the russians bombed a school in kharkiv!

imagine pushkin, tolstoy, dostoyevsky
and chekhov meeting in the world on high
the children from ukraine who died grotesquely:
how can they bear to look them in the eye?
 

Об Авторе:

Gennady_Katsov
Геннадий Кацов
Нью-Йорк, США

Геннадий Кацов – поэт, эссеист, журналист. В 1989 году переехал в США, где последние 32 года работает журналистом. Стихи и эссе опубликованы в ведущих литературных журналах США, Европы, РФ, в том числе в журналах «Знамя», «Дружба народов», «Волга», «НЛО», «Звезда», «Нева», «Новый журнал» и других; на английском – в изданиях Cimarron Review, Blue Lyra Review, Tupelo Quarterly, Verse Junkies, Painters and Poets, Life and Legends и др. Автор десяти поэтических книг, в том числе сборника стихотворений, прозы и эссе «Притяжение Дзэн» (СПб.: Петрополь, 1999), экфрастического визуально-поэтического альбома «Словосфера» (Нью-Йорк: Liberty, 2013) и поэтической книги «На Западном фронте. Стихи о войне 2020 года» (М: Формаслов, 2021). Член редколлегии альманаха «Времена» (США) и журнала «Эмигрантская лира» (Бельгия). «Знамя», «Дружба народов», «Волга», «НЛО», «Звезда», «Нева», «Новый журнал» and others; in English – in Cimarron Review, Blue Lyra Review, Tupelo Quarterly, Verse Junkies, Painters and Poets, Life and Legends, etc. Author of ten books of poetry, including a collection of poems, prose and essays “The Attraction of Zen” (St. Petersburg: Petropol, 1999), the ekphrastic volume “Slovosphere” (New York: Liberty, 2013) and the poetry book “On the Western Front. Poems About the War of 2020” (M: Formaslov, 2021). Gennady is a member of the editorial board of the almanac “Времена” (USA) and the magazine “Emigrantskaya Lyrа” (Belgium).

О Переводчике:

LBogoslaw_photo_cropped-1
Лоренс Богослав
Миннесота, США

Лоренс Богослав руководит Миннесотской лабораторией перевода, которую он основал в 1996 году. Он также главный редактор East View Press, независимого академического издательства. Вёл курсы русского языка, литературы и перевода в нескольких колледжах и университетах, входит в состав сертификационного комитета Американской ассоциации переводчиков. Лауреат премии «Компас» в 2014 году («Тарковский»). Публикуемые здесь переводы являются результатом многолетнего сотрудничества с поэтом Александром Вейцманом.

Gennady Katsov Геннадий Кацов
Книжная полка
Ян Пробштейн

Новый сборник стихов Яна Пробштейна.

Илья Перельмутер (редактор)

Международный электронный журнал русской поэзии в переводах. В каждом номере публикуются поэтические тексты на иностранных языках.

 

Илья Эренбург

Подборка поэзии Эренбурга, впервые изданная на английском языке. Переводы Анны Крушельницкой.

William Conelly

Сборник детских стихов.
«West of Boston» —  стихи для детей с очаровательными иллюстрациями художницы Нади Косман. Стихи для детей написаны поэтом Уильямом Конелли. На английском.

Мария Галина

Седьмой сборник стихов Марии Галиной, завершенный ровно за день до начала российского вторжения в Украину. Двуязычное издание; переводы Анны Хальберштадт и Эйнсли Морс.

Александр Кабанов

Первый двуязычный сборник стихов Александра Кабанова, одного из крупнейших поэтов Украины, предоставляет читателю возможность ознакомиться со стихами, предсказывавшими — а ныне и констатирующими — российскую агрессию против Украины.

Видеоматериалы
Проигрывать видео
Poetry Reading in Honor of Brodsky’s 81st Birthday
Продолжительность: 1:35:40
Проигрывать видео
The Café Review Poetry Reading in Russian and in English
Продолжительность: 2:16:23