Вита Штивельман. Давид

Также в рубрике Мир:

Вита Штивельман. Давид
L.S. Lowry. Blitzed Site. 1942
Вита Штивельман. Давид

 
Мой дед Давид погиб в сорок втором.
Он был сапёром – адова работа.
Могилы нет, не сохранился дом.
Погиб, отвоевав чуть больше года.

Жена и дочь остались, бог помог.
Хотя Давид не уповал на бога.
Он защищал от запада восток –
тогда не приходила смерть с востока.

А бабка умерла не так давно,
прожив почти сто лет. И дозу яда
хранила у себя: а вдруг войной
опять всё рухнет. Чтобы Сталинграда

не видеть больше. Бабка медсестрой
работала тогда. В её кошмарах
навечно поселились кровь и гной,
тела убитых, молодых и старых.

Я вижу бабку иногда во сне,
мы разговариваем с ней, чуть слышно.
А наяву – есть фото на стене,
военный орден, орденская книжка.

На фото выцветшем, как сквозь туман,
дед с бабушкой – живые, молодые.
Тарутино, Петровка, Аккерман –
вот это были их места родные.

По тем краям сегодня град ракет,
как в сорок первом, как же всё похоже.
Я рада, что не видит это дед.
Что бабки нет в живых, я рада тоже.

13.03.2022
 
 
My grandpa David was killed in ‘42.
He had a hellish job—a sapper in the field.
There is no grave, the house is gone.
He fought a year, then he was felled.

His wife and daughter made it, with God’s help.
Though faith in God was beyond grandpa’s ken.
He fell as he defended East from West—
death came from the west back then.

Not long ago, my grandma died as well,
almost a hundred. In her room she had
some poison in case war broke out,
shattering all. Another Stalingrad

she couldn’t bear to see. She was a nurse
back then. Her nightmares to the last
were full of bodies, young and old,
streaming with blood and pus.

I see my grandma in my dreams sometimes,
we talk, our voices barely audible.
Awake, I’ve got my grandpa’s medal left,
some papers, and a photo on the wall—

a faded, hazy photograph, from whic
my young and lively grandparents look on.
Tarutyne, Petrivka, Akkerman—
those were the places they called home.

Now, rockets hail down on those parts again,
just like in ’41.
I’m glad that grandpa David’s not around
to see it. And that grandma’s gone.

March 13, 2022
 

Об Авторе:

Вита Штивельман
Вита Штивельман
Торонто, Канада

Вита Штивельман — поэтесса, переводчик, эссеист, основатель и руководитель EtCetera – клуба физиков и лириков. Родилась в Черновцах, выросла в Казани, с 1990 жила в Израиле, с 1999 живет в Канаде. Член союза русскоязычных писателей Израиля, обладатель различных наград, включая награду от Canadian Ethnic Media Association.

О Переводчике:

Мария Блоштейн
Мария Блоштейн
Торонто, Канада

Мария Блоштейн—литературовед, редактор, переводчик и эссеист. Родилась в Ленинграде, выросла и живет в Торонто. Изучала влияние Достоевского на американскую культуру; автор монографии Создание контркультурной иконы: Достоевский Генри Миллера (2007). Редактор и главный переводчик сборника русскоязычных стихов второй мировой войны, Россия в огне (2020).

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Vita Shvitelman Вита Штивельман
Книжная полка
Виктор Енютин

Сборник стихов Виктора Енютина, русского поэта и прозаика, проживающего в Сиэтле. Енютин эмигрировал из СССР в 1975. Издательство «Кубик» (Сан Франциско, 1983).

 

Анна Крушельницкая

В этом сборнике эссе автор из России и США пишет о советском и постсоветском: сакральном, обыденном, мало обсуждаемом и часто упускаемом из виду. Какими были советские школьные танцы? Ходили ли советские люди в церковь? Слушали ли Донну Саммер? И как вообще можно завивать волосы горячей вилкой?

Видеоматериалы
Проигрывать видео
Poetry Reading in Honor of Brodsky’s 81st Birthday
Продолжительность: 1:35:40
Проигрывать видео
The Café Review Poetry Reading in Russian and in English
Продолжительность: 2:16:23