Сергей Соловьёв. Слон
Сергей Соловьёв. Слон
фото: Сергей Соловьёв
Сергей Соловьёв. Слон

Еще прошли немного и присели у воды. Тишь. Тая прилегла. И вдруг — громкий треск ломаемых ветвей, напротив нас, за речушкой, в зарослях. Страх еще не успел обжиться, лишь прихватил с краю, а перед нами уже стоит мифически огромный одинокий слон с бивнями почти до земли. Стоит и смотрит на нас. Долго, невозможно долго. Спокойно, шепчу Тае, не поворачивая к ней голову, не смотри в глаза ему. Она и не смотрит, лежит лицом в землю, чуть позади меня. А он все стоит, не отводит взгляд. И протягивает хобот в нашу сторону, вбирает воздух. Водит туда-сюда. И медленно погружает хобот в воду, подносит ко рту. Пригубливая, как из ладони. И отпускает воду, как из ладони, стекать вниз. Как это делают индусы, исполняя ритуал речной пуджи. И не сводит глаз. Колеблется, решает. Сканируя тебя этим взглядом всего, послойно — кто ты есть. Тая как-то сдавленно вскрикивает за спиной. Раз за разом. Тише, говорю, не разжимая губ, тише. Черт, вскрикивает она в землю, черт… А он стоит над нами, этот слон слонов, смотрит. Чуть поворачивая голову влево, вправо. Чтоб разглядеть лучше — краем глаза, в котором, кажется, вся вселенная вместе с нами, сидящими далеко внизу. И тут я замечаю, что у самой земли он держит на весу зеленую ветку, перебирая ее хоботом, как четки. Смотрит — и перебирает. Нас, нашу жизнь, как эту ветку, перебирает — «да» или «нет». А глаза текут, борозды с мутными ручьями, то есть не глаза — железы, как же я не увидел сразу — период гона. Он даже не будет предупреждать, топорщить уши, делать ложную атаку, просто вминает ногой в землю и рвет человека хоботом, как ветку. Два дня назад раздухарившиеся индусы отправились в лес на машине и на въезде ткнулись в стадо слонов, задев вожака. Я слышал, сидя у себя на веранде, его странный, вдруг съехавший на фальцет, трубный рев. Что же в нем происходит и почему он сейчас повернулся вполоборота и не смотрит на нас, не хочет испытывать себя этой болью, памятью, не сдержанной яростью? Стоит. Взвешивает. Как эту веточку. Две наши жизни. И аккуратно кладет их на землю, и исчезает в зарослях.

Translated from Russian by Nina Kossman

Об Авторе:

Sergei Soloviev
Сергей Соловьев
Мюнхен, Германия

Поэт, художник и путешественник, автор более 20 книг прозы, стихов и эссе на русском языке, в том числе «Пир», «Книга», «Ее имена», «Человек и прочее», романов «Аморт» и «Адамов мост». Соловьёв был лауреатом Российской премии и премии «Планета поэта», а также финалистом ряда премий, в том числе премии Андрея Белого. Родился в 1959 году в Киеве, окончил филологический факультет Черновицкого университета, работал художником-реставратором монументальной живописи в церквях и монастырях Украины. В середине 80-х создал в Киеве авангардный театр «Нолдистанция»; в девяностых основал художественно-литературный журнал «Ковчег». В 2000 году создал архитектурный проект метагеймового города-лабиринта (Германия). В середине 2000-х создал клуб свободного мышления «Речевые пейзажи», а также стал главным редактором московского альманаха современной литературы «Фигуры речи». В последние годы путешествовал по глубинке Индии, снимая фильмы. Живет в Мюнхене.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в email
Sergei Soloviev Сергей Соловьёв
Книжная полка
Евгений Пинелис

Евгений Пинелис, врач‑реаниматолог в одной из больниц Нью‑Йорка, родился в Москве в семье врачей, окончил медицинский университет и работает в США. «Всё ничего» — его дебютная книга.

Ali Bader

Роман Али Бадера, иракского прозаика, эссеиста, поэта, сценариста и журналиста, автора десяти романов, лауреата пяти литературных премий, нескольких книг нон-фикшн и двух сборников стихов. Автор романа «Папа Сартр» (AUC Press, 2009). В качестве военного корреспондента освещал события на Ближнем Востоке. Живет в Бельгии.

Видеоматериалы
Проигрывать видео
Poetry Reading in Honor of Brodsky’s 81st Birthday
Продолжительность: 1:35:40
Проигрывать видео
The Café Review Poetry Reading in Russian and in English
Продолжительность: 2:16:23